anunah_com (anunah_com) wrote,
anunah_com
anunah_com

82-летняя отшельница больше 10 лет живёт в заброшенной деревне

Бабушка сама борется с мародёрами, заезжающими в населённый пункт

Пермь, 28 мая - АиФ-Прикамье. До деревни Усть-Мельничная Юрлинского района на машине пробраться нельзя даже в сухую погоду. Лет десять лесную дорогу никто не ремонтировал. Зато из года в год ее разбивали лесовозы.

Единственная жительница Усть-Мельничной – 82-летняя Мария Ефимова, по этому поводу уже не переживает.

– Ну, не нужна чиновникам, и Бог с ними! – машет рукой невысокая пожилая женщина.

Сама она из деревни почти никогда не выезжает. А её дети и внуки эти 8 километров – от дороги «Юрла – Кочево» до Усть-Мельничной – давно научились проходить на своих двух. Летом – пешком. Зимой – на лыжах. Путь это и занимает полтора часа.

Весной дорога хороша тем, что просеки усыпаны белыми подснежниками и сиреневым «диким лыком», а летом – белыми грибами.

– Пока дойдешь до бабушкиного дома, корзинка полна грибов, – замечает зять Марии Александровны Николай Кудымов, который живет в селе Юрла (в 21 км от Усть-Мельничной).

Мужчина рассказывает, что однажды главе Юрлинского района Татьяне Моисеевой на информационной встрече задал вопрос: «Когда дорогу до Усть-Мельничной приведут в порядок?» По его словам, глава, услышав название деревни, долго не могла понять, что это за населенный пункт.

                                                                     

Опрос

– Не знает, видимо, даже такую деревню, – делает вывод Николай. 

Усть-мельничная: 20 лет назад

Раньше в Усть-Мельничной насчитывалось тридцать домов и больше ста жителей. Была в деревне своя ферма, мельница, начальная школа и небольшой магазин. В 90-е годы все позакрывали, а люди разъехались. Мария Александровна бросить малую родину не смогла.

– Ты сама подумай, я тут всю жизнь прожила, как теперь уйду на чужую сторону? А? – спрашивает она.

Вскоре после того, как все разъехались, муж Марии Ефимовой умер, и женщина осталась одна. Так и живет уже лет десять. Правда, недавно к ней переехал 40-летний сын Володя. Стало  легче и веселее.

– Но жалко мне его, жалко. Он всю работу теперь за меня делает, устает! – вздыхает бабушка.

Рабочий день в деревне

Мария Александровна хитрит. Несмотря на свой возраст, она тоже не позволяет себе лениться. Встаёт в шесть утра. Ложится около полуночи.

А её хозяйству можно позавидовать – три коровы, две свиньи, овцы и лошадь.

Ещё есть голуби. Взрослая пара с выводком птенцов. Они, по-видимому, возомнили себя курами. Живут в конюшне и на правах питомцев по утрам ждут, когда хозяйка их покормит. Встречают её у самых дверей, расхаживают вокруг да около, воркуют. Бабушка для них, как для домашних птиц, заваривает комбикорм.

В поле за пистиками

Управившись со скотиной и покормив сына завтраком, Мария Александровна спешит в поле за пистиками. Она считает, что в годы Великой Отечественной войны выжила только благодаря этой «подножной» еде. Другой – не было.

Собирая пистики, бабушка поет песни – чаще «Катюшу». И плачет. Жизнь свою вспоминает.

– У меня ведь двенадцать детей было. Осталось только восемь. Двое умерли младенцами, а двое в тридцатилетнем возрасте. Дом у меня горел. Тогда я была совсем еще молодой, Володе, наверное, годков три было. И зачем я живу такая несчастная, зачем родилась на свет? – размышляет женщина.

Пёс-тракторист

Рассказывая это, Мария Ефимова замечает Шарика, забравшегося в кабину трактора. Рыжеватый, большой он, высунув слюнявый язык, уселся на место шофера.

– Ах ты, зараза! Тракторист! Куда опять залез? – кричит ему хозяйка и машет кулаком.

Пёс виновато поджимает уши, но из кабины не выходит.

Её зять Николай Кудымов и сын Володя смеются. Они говорят, что Мария Александровна всегда была такой боевой. Николай вспоминает, что, бывало, и его гоняла палкой, когда он на мотоцикле к её дочери приезжал.

– Увидит меня, с палкой выбежит, кричит: «Ах ты, кобель проклятый, опять приехал!». Участковому на меня жаловалась!» - рассказывает мужчина.

За палку, кстати, Мария Александровна может взяться и сейчас. Порой в деревню заезжают чужаки и разбирают развалившиеся брошенные дома. На дрова, видимо. Бабушка таких не терпит.

– Нечего чужое имущество разграбливать! – считает она.

Вот и гоняет незваных гостей.

Жить ещё хочется

Боится 82-летняя женщина только одного – умереть. Пожить ей ещё хочется. Посмотреть, как вырастут правнуки. Правда, сколько их у неё, сосчитать не может. Сбилась со счёту. Да и на кого оставит она всё свое хозяйство и деревню Усть-Мельничная, о которой сегодня все позабыли?

А я прекрасно понимаю, почему её сын вернулся. Там и есть настоящая свобода. Самому периодически охота съебать по дальше от "цивилизации" и государства. Объятия у него удушающие слишком.

Tags: быдлоленд
Subscribe

  • Рядеют наши реды

    ночью мать у кума (другого) померла в ковидарии. Лет 75 примерно, но довольно бодрая ещё была женщина. Летом куму 50 лет в кафе справляли, она там…

  • Хорошее время

    когда каждый моральный урод и дегенерат явит истинное свое ебло. Как последний парад, не нужно больше прятаться и косить под человека и человечность.…

  • А тем временем

    сценарий этого треша продолжает исполняться. Обсуждается что угодно, ксюшадь, уркаина, усы пескова, мешки под глазами медведева. Но не то, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments