April 3rd, 2018

City

Мусорные бунты

Полагаю, что если бы руководители страны догадались, к чему приведёт страшненький репортаж с полигона Кучино, что в Балашихе — его показали ВВП во время его последней массовой встречи с народом — то воздержались бы от показа.

Потому что «Кучиных» оказалось в России немало. Вскрылась насущная проблема, а именно — катастрофическая ситуация с мусорными полигонами вблизи больших городов, когда полигоны стали опасными для здоровья граждан.

Но джинна тогда в Балашихе выпустили из бутылки, и ядовитый змей, изрыгающий зловоние, обнаружился сразу на нескольких полигонах в Подмосковье. (Я думаю, что змей обнаружится и на многих других, это только начало).

Восстали через некоторое время после «Кучино» — жители Волоколамска. У них изрыгает ядовитые газы полигон «Ядрово».

Вонь стоит такая ядовитая, что в один прекрасный день в городской больнице оказались сразу 57 школьников Волоколамска из трёх разных школ.

Дети во всех странах — единственно святое для обывателя, посему рассвирепели даже медлительные и покорные трудяги мужики, отцы, а не только обычно более возбудимые мамаши.

Помните, совсем недавно они явились к зданию горбольницы и потребовали, чтоб пришли представители администрации. Для начала они закидали снежками и камнями городские власти, а когда к горбольнице прибыл губернатор Московской области Воробьёв, они его намеревались побить и затолкать, грозно требуя: «Отвечай!»

А что он может ответить, когда доля мусорных отходов, ввозимых в Волоколамск, увеличена до невероятных 260 тысяч тонн?

Был вызван ОМОН, губернатора отстояли, и теперь утверждают, что в него только лишь кидали снежки, однако я своими ушами слышал в одном радиорепортаже, в прямом эфире, что губернатор, как минимум, получил всё же пощёчину.

Ну, будет ему урок, господин губернатор поймёт, что рассвирепевший гражданин — это опасное коллективное существо-великанище, и его ОМОНом не проймёшь. ОМОН, кстати, тоже где-то там же в Волоколамске и живёт, да и они парни умные, против граждан большинство их не пойдёт.

Жителям Волоколамска обещали дегазацию, которую будет проводить уже нанятая голландская компания, но змей-то изрыгает своё зловонное дыхание на город сейчас. Потому жители требуют введения в городе режима ЧС — чрезвычайной ситуации — немедленно.

МЧС обещало устно Волоколамску, что режим ЧС будет введён и народу будут, как минимум, розданы индивидуальные дыхательные маски. А желающих детей якобы отправят даже подышать в Крым.

Жители не особо верят устным обещаниям МЧС и потому регулярно тысячами собираются у здания городской администрации.

Дегазации также требуют немедленной.

Маски всё-таки раздали одной тысяче граждан, живущих совсем рядом с полигоном. И вроде как посылают первых 122 жителя в санатории, но не в Крым.

Самое последнее по времени известие с той стороны, — в Истринском районе был вынут из автомобиля направлявшийся в Москву волоколамский лидер Артём Любимов, обвинён в неповиновении полиции. Государство, вероятно, решило, что совершило уже достаточно уступок — раздало пряников и вот первый раз применило кнут?

Однако людей протестовать в минувшие выходные вышли целых шесть тысяч с требованиями закрыть полигон немедленно, а также провести прямые выборы в волоколамскую власть.

Тем временем взбунтовалась по поводу своего мусорного полигона «Воловичи» Коломна.

Жители требуют прекращения завоза к ним московского мусора. Обстановка там тоже революционная, пока нет политических лозунгов, но растёт возмущение небольшого областного города, которому впаривают, не спрашивая согласия жителей, вонючие и ядовитые московские отходы.

Директор полигона «Воловичи» уже уволился по собственному желанию.

Восстал и город Дмитров.

Восстал против чужого мусора, московских отходов, который им привозят на их полигон.

Им хватает своего. Они справлялись с 64 тысячами тонн дмитровского мусора, но под отходами жизнедеятельности огромного, более чем двадцатимиллионного, соседа уже изнемогают.

По свидетельству жителей города, дорога мусоровозов к тому же проходит через жилые кварталы, и от мусоровозов стоит такой «грохот, как будто взрывают».

В прошедшую субботу к восставшим подмосковным городам присоединился город Воскресенск, в частности — Воскресенский район.

Там история несколько иная, но также по теме мусора. В Воскресенске протестуют против строительства мусоросжигающего завода. Жители, чтобы быть услышанными, перекрыли федеральную трасс вблизи Воскресенска.

Пока они лишь замедлили движение по трассе, но что они станут делать, если не будут услышаны?

По словам чиновника, министра по экологии московской областной администрации Александра Когана, «люди находятся в ярости».

Как точно сказано, да! В Ярости.

В Московской области растут антимосковские настроения. Скоро, можно не сомневаться, появятся и лозунги вроде «Хватит служить помойкой Москвы!»

Знаете, что я по поводу всего этого думаю?

Что борьба граждан России за свои права приобрела форму не партийной борьбы, что партии устарели и сама политика устарела, что партии обложили, как волков, красными флажками законов, но вот конкретные бытовые катастрофы переделали покорных граждан в яростных активистов.

Многочисленными запретами на политику власть фактически извела политическую оппозицию, но вот восстаёт послушный ещё вчера народ, и что чиновники власти станут делать с этой народной Годзиллой, надышавшейся злых паров?

Народ же, ведомый инстинктами, всё правильно делает.

Этак они нам и власть сменят.

Опубликовано: https://regnum.ru/news/society/2399006.html

    Англичанка не меняется, как гадила так и гадит.

    Но случилось непредвиденное... Вылетев 28 апреля в 19 часов 05 минут, экипаж Асямова, как и ожидалось, через семь часов десять минут полета 29 апреля прибыл к месту назначения. [187] Было еще темно, самолет в воздухе дождался рассвета и благополучно произвел посадку на аэродроме Тилинг в 4 часа 00 минут по Гринвичу. В 6 часов 25 минут семь человек, включая четверых из состава экипажа, на приготовленном для них самолете вылетели с аэродрома Тилинг в Лондон, где и приземлились в 9 часов 05 минут, о чем мы получили сообщение из посольства в Англии. О благополучном прилете нашего экипажа в Англию мною было доложено Сталину. Мы были довольны тем, что наши предположения оправдались. Но наша радость оказалась преждевременной. Видимо, в Лондоне те, кому следует, узнали об истинном назначении прилета нашего самолета.

    На следующий день майор С. А. Асямов в сопровождении членов нашей военной миссии полковника Пугачева, инженера 2-го ранга Баранова и помощника военного атташе по авиации майора Швецова в 9 часов утра вылетел из Лондона в Тилинг на английском самолете типа «Фламинго». На самолете, кроме наших товарищей и четырех членов английского экипажа, находились офицер связи воздушного министерства Вильтон и офицер связи подполковник Эдмондс, оба — разведчики. Самолет благополучно прибыл в Тилинг, а затем вылетел в Ист-Форчун (как впоследствии сообщило воздушное министерство, для осмотра аэродрома и самолетов). Из Ист-Форчун самолет вылетел в Лондон. В районе Йорка, в 200 милях от Лондона, с ним произошла авария, в результате которой все десять человек, находившиеся в самолете, погибли.

    Что же это была за авария?

    Оказывается, самолет воспламенился в воздухе и развалился на части. Наши товарищи были опознаны лишь по остаткам одежды.

    Как в таких случаях водится, в советское посольство в Лондоне явились бригадир Файербрас, другие английские официальные лица для выражения сочувствия от имени имперского генерального штаба и предложили главе нашей военной миссии адмиралу Н. М. Харламову или назначенному им лицу принять участие в работе комиссии по расследованию причин гибели самолета.

    Стало очевидно, что некоторые высокопоставленные лица в Великобритании знали о готовившейся встрече руководителей нашего государства с президентом Соединенных Штатов Америки и явно не желали ее. Поскольку пресечь или отдалить эту встречу обычными дипломатическими путями (а этих путей в дипломатии всегда имеется великое множество) уже оказалось невозможным, эти лица пошли на крайние меры, надеясь если не сорвать, то во всяком случае поелику возможно оттянуть ее. Ведь эта встреча должна была решить вопрос об открытии второго фронта в Европе в 1942 году, к чему склонялся президент США Рузвельт{79}и против чего категорически возражал премьер Великобритании Уинстон Черчиль{80}. [188]

    Все было сделано по всем правилам искусства: погиб экипаж английского самолета, погибли два представителя английского государственного ведомства. Для расследования происшествия назначена специальная комиссия, в которой предложено принять участие и нам. Простые люди в Англии могли искренне поверить в происшедшее несчастье. У нас такой веры не было... Было достаточно обоснованное мнение, что свидания руководителей Советского государства с президентом США наши английские коллеги не хотят и пытаются всячески отдалить встречу Сталина с Рузвельтом. В истории Англии, как мы знаем, подобные «случаи» бывали не один раз. Уверенность в безопасности нахождения наших советских людей на территории союзного государства оказалась преждевременной.

    Самолет без своего командира, казалось, был обречен на длительную стоянку на аэродроме Тилинг, так как доставка туда другого летчика, которого теперь не хватало в составе экипажа, потребовала бы немало времени.

    Не стало нашего прекрасного, широкой русской души товарища... Сколько раз летал он в бой, в глубокие тылы гитлеровской Германии и беззаветно выполнял свой воинский долг! Сколько энергии вложил в разгром фашистских полчищ под Москвой, и думал ли он когда-нибудь, что погибнет в небе у наших союзников, лишенный возможности защитить себя!

    Известие о гибели Асямова произвело сильное впечатление на Сталина. Он долго молчал, а потом, покачав головой, сказал:

    — Да, хорошие у нас союзники, ничего не скажешь! Гляди в оба и во все стороны. — Вновь помолчал и спросил: — Ну что же нам теперь делать? Встреча с Рузвельтом должна обязательно состояться! Вы еще что-нибудь можете предложить?

    — Могу, товарищ Сталин, — ответил я, так как вопрос этот нами уже был продуман. — Летчик Пусэп, находящийся сейчас в Англии, является командиром корабля. Он полярный летчик, привыкший по многу часов летать на Севере без посадки, да и во время войны ему приходилось подолгу быть в воздухе, поэтому он один приведет самолет домой. Здесь мы пополним экипаж, и можно будет отправляться в путь.

    — Вот как! А вы уверены в этом?

    — Да, уверен, товарищ Сталин.

    — Ну что же, действуйте!

    Велико было удивление англичан, когда тяжелый четырехмоторный бомбардировщик с одним летчиком поднялся в воздух, лег курсом на восток и через несколько часов благополучно приземлился на своем аэродроме. [189]

    http://militera.lib.ru/memo/russian/golovanov_ae/