May 30th, 2013

Опять тёмные века.

Вчера ехал на работу, стоит старушка голосует. Ближе подъехал, смотрю бывшая наша географичка. Она ещё классной была параллельных бэшек. Лет 75 ей уже, давно на пенсии. Остановился конечно. Разговорились, сразу не признала меня. Понятное дело, 27 лет прошло. Да и я уже мало похож, на того худенького, скромного пацанчика.
Поразила меня её набожность. Через слово крестится, лексика вся такая и прочее. Да и ехала в церковь она, в соседнюю деревню. Как будто это не человек, который имел образование, как минимум техникум, который сеял всю жизнь доброе и вечное, воспитывал детей в духе коммунистического и атеистического мировозрения, проводил разные комсомольские и прочие мероприятия. А простая малограмотная, забитая деревенская бабка. Её же сын, меньший, на три года меня старше, Васька, в бауманке учился. Где-то в масквабадах сейчас. Они же, всем педколлективом, нас на паску возле церквей отлавливали и потом на комсомольских собраниях разбирали нашу несознательность. А нам же интересно было, что там вообще происходит, из за чего, собственно, кипеж.
Ну и как происходит эта трансформация? Значит всё, что было раньше, всё чем она жила большую часть жизни, было просто шелухой. Мимикрия. А в глубине человек как был тёмен, так и остался? Просто выучил нужные слова и правила поведения и прятался за ними. А как отпала нужда прятаться, так всё и вернулось на круги своя. Или у людей вообще нет ни каких убеждений, своих, глубинных. Сказали - партия наш рулевой, ну и хорошо. Потом сказали, покайтесь, вернитесь к церкви, ну и ура. Будем поклоны бить, абы на душе спокойно было, не надо ни чего отстаивать и бороться. Оказывается, предыдущие 50-60 лет жил человек неправильно. Фигня какая.
Такие люди, мечта правителей. Понятно куда всё катится. Нынешним самый кайф было бы иметь такой народец, как сто лет назад. Что бы исправно рожали. Были тёмными. Что бы слушались попа и барина, и лишних вопросов не имели, да и своего мнения тоже. Крепостное право бы ещё.
Потом она ещё и медяки мне начала отсчитывать. Я ваще охуел( Говорю, не надо ни чего, я не возьму. Как не возьмёшь? Так положено! Мне не удобно, не заплатив. Да я ваще за подвоз денег ни когда и ни с кого не беру! Еле отбился. Бляха, я что для тебя не могу бесплатно ни чего сделать, даже такую малость, как подвезти? Это попы так научили или тельавизор?
Короче, лучше бы и не встречались.

Ещё один пример.

Была у нас в школе девчушка, правильная шо пиздец. Лет на шесть меня старше. Всегда возглавляла всякие советы дружин, отрядов и прочей хуйни. Всегда на трибуне. В общем наша школьная ум, честь и совесть и главный массовик-затейник и тимур и его команда, в одном лице. Я помню, она мне ещё пионерский галстук цепляла, когда нас принимали.  Потом она пошла учиться, естественно на учителя. Потом работала в нашей же школе. Ну и в общем я толком её не видел и не слышал, все эти годы. Мужа знал чуть-чуть и всё.
Детей у них не появилось. Не знаю в силу каких причин. Так они и жили втроём, третьим была собака породы колли. Она вела математику и заботилась о собаке. Он работал на заводе, чинил всякие рыдваны на дому, тем у кого руки росли прямо из жопы, ну и побухивал, в свободное от этих занятий время.
Потом последние лет десять, эта дама заняла небольшую нишу, на периферии моего инфопотока, в силу того, что моя жена тоже работает в этой же школе)) Доходило до меня, в основном то, что эта дама была помешана на трёх вещах, побрякушках из золота, поездках на море и своей собаке. Ну такой вот гедонист, можно сказать, сейчас уже весьма бальзаковского возраста. При том на море она ездила исключительно сама, потому как муж море не любил, вроде как.
Пару лет назад, она достигла льготной пенсии и сразу и бесповоротно забила на школу. Сидела дома и подрабатывала репетиторством. Математик она была неплохой и поэтому клиенты были.
А с годик назад, пошёл всё более устойчивый слушок, что она вдарилась в церковь. А теперь это факт - стала такой истовой прихожанкой, соблюдающей все полагающиеся причуды и не пропускающая ни одной службы. Ну вот как?
Единственно, что мне приходит на ум, в качестве причины, так это то, что существует категория людей, которым необходимо принадлежать хоть к какому то сообществу. Пусть даже мнимому. Психологически они не могут не быть чьими то. Их кто то должен пасти. Свобода им не нужна, в принципе. Просто другой причины я не могу придумать.

82-летняя отшельница больше 10 лет живёт в заброшенной деревне

Бабушка сама борется с мародёрами, заезжающими в населённый пункт

Пермь, 28 мая - АиФ-Прикамье. До деревни Усть-Мельничная Юрлинского района на машине пробраться нельзя даже в сухую погоду. Лет десять лесную дорогу никто не ремонтировал. Зато из года в год ее разбивали лесовозы.

Единственная жительница Усть-Мельничной – 82-летняя Мария Ефимова, по этому поводу уже не переживает.

– Ну, не нужна чиновникам, и Бог с ними! – машет рукой невысокая пожилая женщина.

Сама она из деревни почти никогда не выезжает. А её дети и внуки эти 8 километров – от дороги «Юрла – Кочево» до Усть-Мельничной – давно научились проходить на своих двух. Летом – пешком. Зимой – на лыжах. Путь это и занимает полтора часа.

Весной дорога хороша тем, что просеки усыпаны белыми подснежниками и сиреневым «диким лыком», а летом – белыми грибами.

– Пока дойдешь до бабушкиного дома, корзинка полна грибов, – замечает зять Марии Александровны Николай Кудымов, который живет в селе Юрла (в 21 км от Усть-Мельничной).

Мужчина рассказывает, что однажды главе Юрлинского района Татьяне Моисеевой на информационной встрече задал вопрос: «Когда дорогу до Усть-Мельничной приведут в порядок?» По его словам, глава, услышав название деревни, долго не могла понять, что это за населенный пункт.

                                                                     

Опрос

– Не знает, видимо, даже такую деревню, – делает вывод Николай. 

Усть-мельничная: 20 лет назад

Раньше в Усть-Мельничной насчитывалось тридцать домов и больше ста жителей. Была в деревне своя ферма, мельница, начальная школа и небольшой магазин. В 90-е годы все позакрывали, а люди разъехались. Мария Александровна бросить малую родину не смогла.

– Ты сама подумай, я тут всю жизнь прожила, как теперь уйду на чужую сторону? А? – спрашивает она.

Вскоре после того, как все разъехались, муж Марии Ефимовой умер, и женщина осталась одна. Так и живет уже лет десять. Правда, недавно к ней переехал 40-летний сын Володя. Стало  легче и веселее.

– Но жалко мне его, жалко. Он всю работу теперь за меня делает, устает! – вздыхает бабушка.

Рабочий день в деревне

Мария Александровна хитрит. Несмотря на свой возраст, она тоже не позволяет себе лениться. Встаёт в шесть утра. Ложится около полуночи.

А её хозяйству можно позавидовать – три коровы, две свиньи, овцы и лошадь.

Ещё есть голуби. Взрослая пара с выводком птенцов. Они, по-видимому, возомнили себя курами. Живут в конюшне и на правах питомцев по утрам ждут, когда хозяйка их покормит. Встречают её у самых дверей, расхаживают вокруг да около, воркуют. Бабушка для них, как для домашних птиц, заваривает комбикорм.

В поле за пистиками

Управившись со скотиной и покормив сына завтраком, Мария Александровна спешит в поле за пистиками. Она считает, что в годы Великой Отечественной войны выжила только благодаря этой «подножной» еде. Другой – не было.

Собирая пистики, бабушка поет песни – чаще «Катюшу». И плачет. Жизнь свою вспоминает.

– У меня ведь двенадцать детей было. Осталось только восемь. Двое умерли младенцами, а двое в тридцатилетнем возрасте. Дом у меня горел. Тогда я была совсем еще молодой, Володе, наверное, годков три было. И зачем я живу такая несчастная, зачем родилась на свет? – размышляет женщина.

Пёс-тракторист

Рассказывая это, Мария Ефимова замечает Шарика, забравшегося в кабину трактора. Рыжеватый, большой он, высунув слюнявый язык, уселся на место шофера.

– Ах ты, зараза! Тракторист! Куда опять залез? – кричит ему хозяйка и машет кулаком.

Пёс виновато поджимает уши, но из кабины не выходит.

Её зять Николай Кудымов и сын Володя смеются. Они говорят, что Мария Александровна всегда была такой боевой. Николай вспоминает, что, бывало, и его гоняла палкой, когда он на мотоцикле к её дочери приезжал.

– Увидит меня, с палкой выбежит, кричит: «Ах ты, кобель проклятый, опять приехал!». Участковому на меня жаловалась!» - рассказывает мужчина.

За палку, кстати, Мария Александровна может взяться и сейчас. Порой в деревню заезжают чужаки и разбирают развалившиеся брошенные дома. На дрова, видимо. Бабушка таких не терпит.

– Нечего чужое имущество разграбливать! – считает она.

Вот и гоняет незваных гостей.

Жить ещё хочется

Боится 82-летняя женщина только одного – умереть. Пожить ей ещё хочется. Посмотреть, как вырастут правнуки. Правда, сколько их у неё, сосчитать не может. Сбилась со счёту. Да и на кого оставит она всё свое хозяйство и деревню Усть-Мельничная, о которой сегодня все позабыли?

А я прекрасно понимаю, почему её сын вернулся. Там и есть настоящая свобода. Самому периодически охота съебать по дальше от "цивилизации" и государства. Объятия у него удушающие слишком.