гоню телегу
  • kornev

«Русская Весна» в антипрививочном формате

КОВИДНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ КАК МАШИНА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 3.
(первая часть; вторая часть)

Изначально третью часть «мерлезонского балета» я собирался посвятить другому историческому сопоставлению, но, заметив недавний пост Астеррота, внезапно узрел более близкую по времени и, что важнее, позитивную аналогию. Астеррот в этой заметке обеспокоен попыткой некоего «Павлика Морозова» творчески развить идею известного укронацистского сайта «Миротворец», только применительно к «прививочным диссидентам». Удивляться тут нечему: я уже писал, что дискурс борьбы с противниками принудительной вакцинации все больше скатывается к известной модели обличения «кулаков и врагов народа». Впрочем, иногда полезная работа может быть сделана даже противником: старательно составленный «Список Несмирившихся» внушает определенный оптимизм своей представительностью. Как здорово, что эта тема объединила и вывела за рамки второстепенных идеологических разногласий столь много разных хороших людей. Крайняя разнородность и «разнотусовочность» граждан, нашедших в себе мужество выступить против принудительной вакцинации, вызывает ностальгию по эпохе «Русской Весны», когда тоже наблюдалось нечто подобное. Напомню, что в те времена многие люди, ранее разделенные непримиримыми идеологическими противоречиями, вдруг осознали, что есть нечто важное, что их объединяет. И обратно, прежние идеологические связи обесценились перед лицом нового фактора: отношения к украинскому нацизму и к его жертвам. Человек мог быть сколь угодно «идейно близким» по каким-то политическим и мировоззренческим вопросам, но в тот момент, когда он весело шутил на тему «колорадов, поджаренных в Одессе до хрустящей корочки», вы навсегда вычеркивали его из числа людей и относили к числу фашистского зверья. То же самое происходит и сегодня: новое размежевание между Людьми и зверьем («ковидотериями»), загоняющим миллионы ни в чем не повинных людей в опасный медицинский эксперимент с непредсказуемым исходом. Collapse )
Пылающее сердце

Метод ассоциаций



Читаю, сообщение с сайта «Медвестник» от 08.02.2021 г.: «С коронавирусной инфекцией в прошлом году было связано 162,4 тыс. смертей, следует из данных Росстата, опубликованных на сайте ведомства 8 февраля».

Вас ничего не настораживает в этом сообщении? Что значит «с коронавирусной инфекцией… связано 162,4 тыс. смертей»? Как связано? Больной коронавирусом зарезал бабушку и это попало в статистику смертей, связанных каким-то образом с коронавирусом? Ну, ладно, читаем это сообщение дальше: «В общую статистику «ковидных» смертей с апреля 2020 года попали 86,5 тыс. случаев, вызванных непосредственно коронавирусом. В 17,4 тыс. случаях COVID-19 не был подтвержден лабораторно, а в 13,5 тыс. случаев повлиял на развитие иных болезней и способствовал появлению осложнений, ускоривших смерть пациента. Еще 44,9 тыс. человек имели положительный тест на инфекцию, но умерли от других причин».

Вы поняли, как это ваяется? В расчете на впечатлительных. 44,9 тыс. человек имели положительный тест, но умерли вообще от других причин. От каких? Ну, может быть, погибли под колесами автомобилей. Но их берут и вносят в ковидную статистику. Это как вообще возможно? В 13,5 тыс. случаях коронавирус, якобы, повлиял на развитие других болезней. Как это было установлено? Как найдена связь? Шерлок Холмс установил эту преступную связь с помощью дедуктивного метода? О чем это говорит? Что статистику смертности по другим заболеваниям притягивают в ковидную смертность, чтобы надуть пузырь ужаса. Нагло это делают, не стесняясь. Но еще чудеснее это: «в 17,4 тыс. случаях COVID-19 не был подтвержден лабораторно». А как тогда вообще установили, что это был именно COVID-19? С помощью экстрасенсов? Что это все за чушь, которую нам выдают, как серьезную статистику?

[Spoiler (click to open)]

А как было установлено, что в 86,5 тыс. случаях смерть была вызвана непосредственно коронавирусом? Иммунолог, профессор Игорь Гундаров в интервью Sobesednik.ru рассказал – как творится это чудо.

«– В последние два года у нас пропали ОРВИ-заболевания. Куда все делось?

– Еще весной этого года я сообщал в интервью «Собеседнику», что реальные цифры заболевания ковидом в России завышены в 100-200, а то и больше раз. Недавно в Португалии по этому делу прошел суд. Оказалось, что официальные цифры в 120 раз превышают реальную заболеваемость и смертность. Это лишь подтверждает мои опасения. По моим данным, в России также на два порядка, а то и больше, завышены цифры.

– В каком состоянии коронавирусная статистика России?

– Ежедневно нам объявляют точную цифру инфицированных. А как обеспечивается такая оперативность диагностики? Только с помощью ПЦР, другого способа нет. Но результаты ПЦР будут готовы через 2-4 дня. Есть быстрые, но их не делают, и у них огромная ошибка. Тогда вопрос: а на каком основании вы говорите, что вот сегодня столько-то новых случаев. Как получают информацию о числе зараженных? Вот уже первая ложь.

Второе. Поскольку диагностика идет через ПЦР-тестирование, тогда получится, чем больше ПЦР-тестов провели, тем больше больных? Логично. А вот если перестанем тестировать, вообще больных не будет. Вторая крупица лжи в том, что количество заразившихся зависит от числа тестирований. Сообщая, нужно говорить – столько-то новых случаев на тысячу тестирований. На каком основании Роспотребнадзор и Оперштаб занимаются управлением этого процесса, если не знают элементарных вещей? Опять ложь.

– Что такое ПЦР тест, что он выявляет?

– Есть мнение, что у нас «пандемия тестов». Весь разговор у нас сейчас идет о диагностике числа заразившихся. Вот следующая ложь. Человека, у которого обнаружен коронавирус, они называют больным. На каком основании? Это категорически вопиющее нарушение принципов клинической диагностики. У нас в организме два с половиной килограмма бактерий, у нас есть столбнячная палочка в толстом кишечнике. Так что, я болен столбняком?

У 95% населения есть вирус герпеса, мы что, все больны вирусом герпеса? Нет. И на эту тему у нас есть выражение «здоровое вирусоносительство». Мы все носим в себе разные микробы, иногда и заразные, но благодаря иммунитету люди не заболевают.

Итак, еще одна ложь. Поэтому нельзя отождествлять число выявленных положительных тестов с числом заболевших – что делается.

– Когда ПЦР тесты стали впервые применять?

-Минздрав нам говорит, что с января прошлого года. На самом деле ПЦР системы на COVID-19 продавали уже в 2017 году. Россия закупила их на сотни миллионов долларов. SARS-CoV-2 еще в помине не было, но других коронавирусов было несколько десятков. Так этот ПЦР тест предназначался для выявления коронавируса вообще, без детализации конкретного вируса. Автор-разработчик этого теста сказал, что он не годится для индивидуальной диагностики, а только для популяционной массовой, чтобы отслеживать общую динамику заболеваемости. На индивидуальном уровне он не годится: у него низкая чувствительность, специфичность и производительность. Известный миллиардер Илон Маск в один и тот же день отправился к одному и тому же врачу, сделал четыре теста – один «+», другой «-», третий «+», четвертый «-».

Итак следующая ложь: мы тестируем на коронавирус, а не на SARS-CoV-2. А сам коронавирус кто-то выделил в чистом виде? Ведь, чтобы разработать тест, сначала надо выявить этот вирус из всего множества вирусов. Этого не делают, а значит, его и не обнаружат. Коллеги в больницах соглашаются со мной «Да мы понимаем, что нужно выявлять, но фонд не включил это в стандарты. Кто будет это оплачивать, врач что ли»? И вот получается, все ОРВИ идут под флагом коронавирса.

Данные статистики завышены в 100-200 раз. С одной стороны тут психоз, а с другой – уже политический интерес. Нашли узду. Вот вам ее надел - и и все, вы уже не пикните, никаких вам митингов и скоплений».

Но это волшебство уже и не скрывается. Сообщение с РБК от 2 июля: «В столице все случаи ОРВИ теперь будут рассматриваться как потенциальный коронавирус». Понятно, - куда ОРВИ подевалась?

Напомню еще одну интересную деталь - сообщение с сайта «Новые Известия» от 17 мая 2020 г.: «С экономической стороны медицинские учреждения заинтересованы в высоких показателях по борьбе с инфекцией, считает вице-премьер Татьяна Голикова.

- Мы оплачиваем лечение коронавируса за счет средств ОМС. Мы с самого начала, когда это началось, пересмотрели тарифы, и каждый субъект РФ установил тариф на оказание этой медпомощи, - приводит ТАСС слова Голиковой.

Вице-премьер добавила, что тарифы по лечению коронавирусной инфекции больше, «чем даже для сердечно-сосудистых заболеваний».

- С экономической точки зрения любая больница должна быть заинтересована в том, чтобы поставить больше «ковидов», - призналась она».

Они материально заинтересовали больницы, чтобы ставили больше «ковидов». И сделали тарифы на лечение ковида больше, чем на лечение сердечно-сосудистых заболеваний. Хотя больше всего у нас умирает людей именно от сердечно-сосудистых заболеваний.

И это, полагаю, не единственный способ воздействия на медиков…

Еще сообщение с РБК от 8 февраля 2021 года: «По словам Голиковой, половина избыточной смертности прошлого года приходится на летальные исходы с подтвержденным коронавирусом (независимо от того, стал ли он главной причиной смерти или косвенной), но данные носят предварительный характер и впоследствии будут уточняться. Вице-премьер указала, что существенную долю избыточной смертности 2020 года сформировали случаи, когда люди умерли от сердечно-сосудистых, эндокринных заболеваний, пневмонии и т.д., ассоциированных с заражением COVID-19. Часть случаев связана с тем, что «люди, которые переболели COVID-19, выздоровели, <...> но страдают хроническими заболеваниями, и, к сожалению, у них наблюдаются в том числе летальные исходы потом», объясняла Голикова в декабре 2020 года».

Как вам это нравится? Что нам тут такое несут? Данные имеют предварительный характер… При этом сообщается, что в статистику смертности от ковида включаются летальные исходы с подтвержденным коронавирусом, независимо от того, стал ли ковид главной причиной смерти или косвенной… Что это такое? Человек с коронавирусом погиб в авиакатастрофе и его признали жертвой ковида – так что ли? Далее перечисляется, что включают в смертность от ковида: людей умерших от сердечно-сосудистых, эндокринных заболеваний… Здорово? Что еще туда можно упаковать? А как вам нравится такая прекрасная формулировка – «ассоциированных с заражением COVID-19». Ассоциированных?!! Метод свободных ассоциаций что ли?! Блин! Это все наука 21 века? Заболевание вычисляется методом ассоциаций! Кто этим занимается? Какова методика? Подходит врач, прикидывает на глазок и говорит: «Я так вижу! У меня это ассоциируется с ковидом». Но вершина этих чудес это: «люди, которые переболели COVID-19, выздоровели, <...> но страдают хроническими заболеваниями, и, к сожалению, у них наблюдаются в том числе летальные исходы потом». Человек в детстве переболел корью. Потом у него из-за злоупотребления алкоголем развился цирроз печени. И он умер. Так в чем причина? В алкоголе? Нееет! По методике Голиковой, несчастного убила корь. Просто корь впоследствии привела к летальному исходу…

У меня возникает ощущение… ммм… ассоциация… Знаете старый анекдот? Интеллигент стоит в очереди, рядом с ним пьяный, ведет себя неприлично. Интеллигент поворачивается к нему, поправляет свои очки и внушительно говорит:

- Вы у меня ассоциируетесь со свиньей!

Пьяница побагровев отвечает:

- А ты у меня… аса… ассу… ассы… Да пошел ты!

Так вот – вся эта ковидная статистика ассоциируется у меня с бредом.

Но картина будет не полной, если эту горячечную борьбу со «страшным ковидом» не сравнить с тем, как власть относится к больным с другими серьезными заболеваниями. Возьмем, к примеру, ситуацию с онкологией.

Цитата: «Онкологические заболевания представляют серьезную медико-социальную проблему для современного общества. По прогнозам, заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований возрастет практически в 2 раза во всем мире. Согласно статистике, в России за 2014 год умерло более 1 878 000 человек, из них 286 900 от рака и других злокачественных новообразований».
Ситуация с онкологией плохая и она продолжается стремительно ухудшаться.

Статья с сайта «Новые Известия» от 21 мая: «Пандемия коронавируса в 2020 году ещё больше ухудшила ситуацию, поскольку основные врачебные силы были брошены на борьбу с вирусом. Это уже отразилось на росте смертности онкобольных в 2020-м и отразится в будущем, так как диагностика такого рода заболеваний на ранних стадиях в прошлом году сильно ухудшилась. Об этом говорится в работе социолога Екатерины Фадеевой, выдержки из которой приводятся в блоге «Толкователь».

«Ежегодно статистические данные по заболеваемости и смертности от онкологических заболеваний растут. За последние 5 лет заболеваемость раком в нашей стране выросла на 12,4%. В 2017 г. в России впервые выявлено 617.177 новых недоброкачественных опухолей, в 2019 г. – уже более 640 тысяч. Только за 2019 г. в России было зафиксировано 295,5 тыс. умерших от новообразований.

Согласно исследованиям ВШОУЗ, стандартизованный коэффициент смертности от злокачественных новообразований среди населения РФ в 2018 г. оказался на 11% выше, чем в «старых» странах ЕС.

По состоянию на февраль 2020 г. в российских поликлиниках не хватает 2 тыс. врачей-онкологов. Сравнительные исследования, проведённые в России и странах Запада, свидетельствуют о недостаточности финансирования лекарственного обеспечения российских онкологических пациентов. Расходы на душу населения на лекарственные препараты, необходимые для проведения противоопухолевой терапии, в РФ в 7,6 раз ниже, чем в США и в 3,5 раза ниже, чем во Франции.

Национальный медицинский исследовательский центр гематологии Минздрава России провёл опрос с целью проверки наличия базовых медикаментов в лечебных учреждениях регионов России. В результате было выявлено почти три десятка дефицитных онкологических препаратов, составляющих основу протоколов лечения. Ситуацию можно охарактеризовать как критическую, поскольку это группа недорогих и не самых популярных противоопухолевых препаратов, но в то же время незаменимых для лечения некоторых видов злокачественных новообразований. В 2020 г. производство этих медикаментов в нашей стране резко снизилось. До 75% заявок на участие в процедуре госзакупок на ряд таких лекарственных средств остались без предложения.

Между тем длительное неоказание плановой помощи таким пациентам может привести к значительному ухудшению их состояния и формированию неблагоприятных отдалённых исходов, а несвоевременная диагностика рака – к снижению эффективности последующего лечения и повышению вероятности летального исхода. В исследовании Института онкологии «Хадасса Москва» большинство пациентов прервали/отложили лечение основного онкологического заболевания. При этом в 11% случаев были зафиксированы рецидивы, в большинстве – прогрессирующие и характеризующиеся метастазированием.

Сворачивание программ скрининга в условиях пандемии уже привело к тому, что выявляемость онкозаболеваний на ранней стадии уменьшилась на 50%».

Вы хотите сказать, что странности с коронавирусом и тотальной вакцинацией – вызваны заботой о людях? Как власть заботится о людях, об их здоровье? Вот яркая иллюстрация: сообщение с Лента.Ру от 12 июня 2021 г. под заголовком «Лечение рака в России стало недоступным». В нем говорится: «В России на 67 процентов снизились госзакупки дорогостоящих лекарств для химиотерапии после того, как Минздрав исключил их из списка жизненно важных и они перестали финансироваться средствами обязательного медицинского страхования (ОМС). Теперь пациентам зачастую приходится самим оплачивать терапию, стоимость которой может достигать нескольких сотен тысяч рублей, – такая реформа сделала лечение онкологии для многих недоступным, сообщает «Lenta» со ссылкой на исследование Headway Company

Больше всего, на 75 процентов, снизились закупки торизела и жавлора, используемых при лечении рака почек и мочевого пузыря; на 70 процентов – абраксана, который применяется при раке поджелудочный железы. Общее падение числа госзакупок противораковых препаратов, не включенных в список жизненно важных, упало за первые полгода 2021 года на 67 процентов, до 647,4 миллиона рублей, вместо почти двух миллиардов рублей в аналогичный период 2020 года, зато коммерческие продажи препаратов выросли в среднем на 75 процентов.

Полностью прекратили закупать дорогостоящие противораковые препараты в Ивановской, Мурманской, Орловской, Кировской, Магаданской, Новгородской областях и Чечне.

До конца 2021 года в России продолжится подорожание лекарств, считают эксперты. Это связано со снижением курса рубля и ростом стоимости зарубежного сырья. За первые пять месяцев 2021 года препараты подорожали почти на восемь процентов, подсчитали аналитики».

Не знаю – как можно юридически оценить подобные действия, я не юрист. Но они у меня ассоциируются с умышленным, массовым убийством.